Написать мне
Форум
Гостевая книга
На главную
Добавить в избранное
Версия для печати
In English
ТАКТИКА В БОЕВЫХ ПРИМЕРАХ. ОБОРОНА СТРЕЛКОВЫХ И ТАНКОВЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

ТАКТИКА В БОЕВЫХ ПРИМЕРАХ.
Взвод.

Глава I. Марш и встречный бой стрелковых и танковых подразделений.
Глава II. Наступление стрелковых и танковых подразделений.
Глава III. Оборона стрелковых и танковых подразделений.

Глава III
ОБОРОНА СТРЕЛКОВЫХ И ТАНКОВЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

Тактика оборонительного боя в годы Великой Отечественной войны претерпела серьезные изменения. В начале войны оборона строилась в соответствии с требованиями Боевого устава пехоты 1938 г, затем Боевого устава 1942 г. При этом основу обороны составляли батальонные районы обороны, перехватывавшие наиболее важные направления. Стрелковые роты и взводы занимали районы обороны с опорными пунктами в них, которые не были связаны между собой сплошными траншеями.

Огневое противодействие противнику оказывалось в основном ружейно-пулеметным и минометным огнем. Слаба была противотанковая оборона. Артиллерии и особенно танков было мало. Все это явилось одной из причин наших неудач в первые месяцы войны.

Однако уже в конце 1941 г. и особенно в 1942 г. в войска значительно больше стало поступать противотанковых средств и артиллерии, что позволило более успешно выполнять важнейшую задачу обороны - бороться с танками и другими бронированными целями противника.

Начиная с 1942 г. наши войска стали отказываться от очаговой обороны и к весне 1943 г. окончательно перешли к организации обороны с применением системы траншей. Таким образом, районы обороны стали вписываться в траншеи.
Стрелковый взвод для обороны занимал район с опорным пунктом в нем. Район обороны взвода составлял часть района обороны роты и имел протяжение по фронту до 300 м и в глубину до 250 м. Опорный пункт взвода, занимаемый стрелковыми отделениями и средствами усиления, приспосабливался к круговой обороне, чтобы держать под огнем всю полосу перед передним краем, внутри района обороны и в тылу, а также сосредоточивать огонь всех огневых средств на флангах и на наиболее опасных направлениях. Огонь взвода организовывался так, чтобы в полосе 400 м перед передним краем не было непоражаемого пространства и чтобы огневые средства в районе обороны взвода не наблюдались противником. Каждому отделению для обстрела, давались ясно видимая полоса и дополнительное направление. Гребни высот, на обратных скатах которых располагаются огневые средства, и подходы к ним предусматривалось простреливать фланговым огнем других огневых средств. Станковые пулеметы кинжального действия обычно располагались за укрытиями на переднем крае обороны. Наблюдательный пункт командира взвода располагался в опорном пункте взвода.

Окопные работы и маскировка во взводном опорном пункте производились непрерывно, с момента занятия взводом района обороны, укрыто от наземного и воздушного наблюдения.

До открытия своего огня и особенно с началом артиллерийского обстрела противником взвод должен был находиться в укрытиях или убежищах; на позиции каждого отделения и на наблюдательном пункте командира взвода оставлялись наблюдатели.

Чтобы преждевременно не раскрыть организацию своего огня и предохранить взвод от потерь, командир взвода, как только противник приблизится на дистанцию, допускающую применение тех или иных огневых средств, последовательно и скрытно выдвигал на позиции огневые средства и стрелков.

В начале наступления противника ручные пулеметы, приданные станковые пулеметы, минометы и орудия вели огонь с запасных позиций. К моменту выхода противника к переднему краю на дистанцию 400 м ручные пулеметы и прочие огневые средства занимали основные огневые позиции. Иногда при условии скрытного расположения взвода противник подпускался на дистанцию 300 м и ближе и внезапно обстреливался уничтожающим огнем всех средств.

С началом атаки противника взвод огнем всех средств уничтожал перед передним краем атакующую пехоту и прорывающиеся в глубину группы противника. При наступлении противника с танками основную борьбу с ними вели противотанковые ружья и противотанковая артиллерия. Минометы, пулеметы и автоматы уничтожали и отсекали от танков пехоту противника.

Для уничтожения атакующих самолетов противника командир взвода назначал отделения и огневые средства усиления, не занятые непосредственно в борьбе с наземным противником.

Для обороны в условиях ограниченной видимости (ночь, туман, дождь, дым) использовался заранее подготовленный ближний огонь пулеметов, винтовок, минометов, а также гранаты и штыковой удар.

При обороне населенного пункта взвод оборонял отдельное большое здание или группу небольших строений и промежутки между ними. При обороне построек рекомендовалось использовать подвалы, погреба, этажные помещения и чердаки. Стены и потолочные перекрытия усиливались бревнами с присыпкой земли, мешками с землей, кирпичами. В крышах, стенах и фундаменте устраивались бойницы и смотровые щели, усиленные мешками с землей и кирпичами, над огневыми позициями устраивались Козырьки и навесы. В помещениях, не имеющих подвалов, устраивались блиндажи и убежища, отрытые под полом в грунте. Каждая постройка считалась опорным пунктом и приспосабливалась для круговой обороны. Взвод обеспечивался большим количеством боеприпасов, особенно ручных гранат.

При обороне зимой особое значение придавалось организации круговой обороны населенных пунктов, обеспечению промежутков и стыков ночью.

Танковые взводы в начале воины использовались главным образом для поддержки обороны пехоты огнем из засад и нанесения контратак. Особенно большой эффект дало применение танков из засад. Тактика применения танковых засад впервые тщательно была разработана и применена в ходе тяжелых оборонительных боев под Москвой в 1941 г. Пионерами в этом вопросе были танкисты 4-й танковой бригады полковника М. Е. Катукова. В октябре 1941 г. в первом же бою в районе г. Мценск танкисты этой бригады уничтожили 43 фашистских танка. Сущность тактики танковых засад сводилась к следующему. На участке обороны танковой бригады в первом эшелоне располагались мотострелковые подразделения. Во втором эшелоне на направлениях вероятного наступления танков противника выбирались места для танковых засад, которые, как правило, подготавливались для ведения огня во фланг вражеских танков. В засаде обычно находился танковый взвод, а иногда и меньше. Когда танкам противника удавалось прорвать оборону мотострелковых подразделений, они попадали под внезапный фланговый огонь наших танков из засад. Нанеся с одной позиции максимальные потери вражеским танкам, наши танки быстро переходили на другие заранее подготовленные позиции.

С увеличением количества танков в нашей армии в ходе оборонительных боев все большее количество танковых подразделений придавалось стрелковым частям и соединениям. Располагаясь в батальонных и ротных районах обороны, они значительно усиливали устойчивость обороны в противотанковом отношении. Часть танковых подразделений оставалась в резерве командиров соединений для нанесения контратак.

Иногда танковые подразделения танковых соединений и объединений, предназначенных для сильных контрударов, занимали оборону на самостоятельных направлениях. Во всех случаях танкисты, заняв оборону, отрывали и маскировали основные и запасные окопы, готовили данные для ведения флангового огня, детально отрабатывали порядок взаимодействия.

На заключительном этапе войны наши танкисты, успешно громя противника в ходе наступательных операций, в ходе встречных боев, при действиях в передовом отряде, авангарде, нередко временно переходили к обороне, устраивали танковые засады. Нанеся врагу тяжелые потери, они вновь продолжали стремительное наступление. Таковы основные положения по ведению оборонительного боя стрелковыми и танковыми подразделениями в период Великой Отечественной войны.

Противотанковая оборона стрелкового взвода во взаимодействии с огнеметчиками (Схема 33)

В боях на Земландском полуострове в феврале 1945 г. стрелковому взводу была поставлена задача не допустить возможного прорыва танков противника из населенного пункта Гросс-Блюме-аув направлении станции Шудиттен. Для выполнения задачи взвод усиливался двумя 76-мм орудиями и отделением фугасных огнемётов в количестве 20 штук.

Позицию для обороны командир взвода выбрал между двумя лесными массивами, там, где они ближе всего сходились к шоссе. Противотанковые орудия располагались позади боевых порядков К I Огнеметы были установлены по обеим сторонам дороги в два ряда по 10 штук в каждом. Поскольку само шоссе минировалось, огнеметы располагались на некотором удалении от обочин шоссе в 12 - 15 м друг от друга.

Командир сосредоточил все усилия взвода, на шоссе потому, что лес с обеих сторон был практически непроходим для танков, а соседние взводы, занимавшие оборону в лесу, надежно обеспечивали его фланги от фашистской пехоты.

Поскольку этот участок обороны был исключительно важен, командир батальона позаботился о глубоком эшелонировании противотанковой обороны батальона вдоль шоссе. Позади взвода располагались не только противотанковые орудия, но и еще один взвод, также усиленный отделением фугасных огнеметов.

Первыми в схватку с гитлеровцами, стремившимися прорваться вдоль побережья Балтийского моря на юго-запад, вступило боевое охранение. Задержав двигавшуюся впереди колонны разведку противника, оно заставило немцев ввести в бой часть своих главных сил, после чего по приказу командира батальона лесом отошло к своим.

Около полудня перед фронтом взвода показались мотоциклисты и бронетранспортер с пехотой. После первых же выстрелов с нашей стороны мотоциклисты и бронетранспортер повернули обратно, а вскоре из-за поворота шоссе показались фашистские танки. Позади их по обеим сторонам шоссе группами двигались автоматчики.

- По танкам, бронебойным, прицел... - послышалось позади наших стрелков.

Лязгнули затворы, и грянул первый залп. Заметив наши орудия, фашистские танки вступили с ними в огневой бой. Головной танк загорелся, но и наши артиллеристы понесли потери. Одно из орудий было разбито прямым попаданием снаряда. Машины противника приближались, ведя огонь на ходу по противотанковому орудию за позицией взвода. Хорошо замаскированных наших пехотинцев и огнеметчиков противник не замечал. Гитлеровских автоматчиков начали обстреливать из леса пулеметчики соседних взводов, отвлекая их внимание на себя.

Командир взвода не без тревоги поглядывал на командира огнеметчиков. Но тот был спокойным. Этот бой был для него не первым. Он ждал, когда гитлеровские танки, обнаружив, что шоссе заминировано, будут сворачивать с него в разные стороны и приблизятся на 20 - 25 м к огнеметам.

. Вот один из танков подорвался, остальные начали обходить его с разных сторон, и командир взвода кивком головы показал командиру огнеметчиков: "Включай".

Десять фугасных огнеметов, включенных одновременно обрушили на врага горючую жидкость. Вспыхнули сразу два танка, гитлеровские пехотинцы, явно не ожидавшие такого удара, в панике метнулись назад, некоторые из них бежали в горящей одежде, потом падали в мокрый снег, кувыркались, стараясь погасить пламя. Автоматчики взвода по команде командира взвода открыли по ним огонь.

Но так уж велико было желание гитлеровских танкистов прорваться к своим частям, находившимся юго-восточнее Шудиттен, что, несмотря на потери уже четырех танков, они продолжили атаку. Из-за горящих машин и стоявшего на шоссе с разорванной гусеницей танка показались новыс. Они двигались на позицию взвода, ведя интенсивный огонь из орудий и пулеметов.

Когда фашистские машины почти вплотную подошли к хорошо замаскированным огнеметам, взметнулись новые струи смертоносного огня и еще две машины запылали на покрытой снегом поляне. Четыре танка сожгли огнеметчики, сорвав эту попытку гитлеровцев выйти на соединение со своими частями. На поле боя они оставили только убитыми свыше 30 солдат.
Итак, умелое использование огнеметов, выдержка и хладнокровие воинов, не пустивших раньше положенного времени это оружие в дело, тесное взаимодействие огнеметчиков со стрелками и артиллеристами обеспечили успех ведения оборонительного боя.

Это было весной 1943 г. в районе Старой Руссы. Стрелковому взводу, входившему в состав отдельного мотострелкового батальона, было приказано занять оборону на его левом фланге. Рубеж проходил по краю широкого заболоченного участка, кое-где поросшего кустарником. Соседний батальон оборонялся за болотом, и тесного стыка с ним не было.

Противотанковая оборона стрелкового взвода в населенном пункте (Схема 39)

Нойхоф - это несколько одноэтажных кирпичных зданий, расположенных вокруг разрушенной кирхи. Здесь, невдалеке от г. Тапиау зимой 1945 г. произошел бой, о котором долго вспоминали ветераны 1186-го стрелкового полка.

Один из батальонов этого полка с ходу овладел населенным пунктом Нойхоф, но все попытки развить успех дальше оказались безрезультатными. Более того, гитлеровцы предприняли сильную контратаку, которая была отбита. Командиру батальона стало ясно, что эта контратака не последняя, и он отдал приказ приготовиться к ведению оборонительного боя.
3-му стрелковому взводу 2-й стрелковой роты было приказано оборонять сильно разрушенное, обгорелое здание, находившееся вблизи дороги. Во взводе насчитывалось всего 11 бойцов.

Получив задачу, командир взвода внимательно разобрался в обстановке: дом стоит на окраине, впереди открытое ровное поле. В доме добротный подвал с низкими сводами. Второй этаж полуразрушен. Сосед справа - 1-й взвод 2-й роты - занимает такое же здание. Враги, скорее всего, сделают попытку прорваться между домами. Значит, наиболее тесное взаимодействие нужно иметь с правым соседом. Поскольку людей мало, командир взвода решил на второй этаж выставить двух наблюдателей, а все усилия сосредоточить на обороне первого этажа. Подвал использовать как укрытие.

Изучая местность в сторону противника, командир убедился, что гитлеровцы могут приблизиться к дому с левого фланга по широкой и глубокой канаве, не простреливаемой из дома. Это не могло не насторожить его, и он приказал двум бойцам - наводчику ручного пулемета и автоматчику - занять позицию вблизи канавы и быть готовыми уничтожить противника, если он попытается приблизиться к обороняемому дому по канаве. А такой вариант не исключался, так как открытое поле простреливалось на большое расстояние. Эти же пулеметчик и автоматчик должны были поддерживать огневую связь с соседом слева.

В целях создания круговой обороны он назначил солдатам взвода секторы обстрела с таким расчетом, чтобы подступы к дому прикрывались огнем со всех сторон. Пехотинцы приступили к оборудованию мест для стрельбы, однако закончить работу не успели: немцы начали атаку. После короткого, но сильного огневого налета артиллерии и минометов на позицию взвода двинулись их танки и пехота. Танки шли вдоль дороги, в направлении кирхи.

В распоряжении командира взвода не было никаких противотанковых средств, даже противотанковых гранат. Их израсходовали при отражении первой контратаки. Но при постановке задачи ему было указано, что отражать атаку танков будут противотанковые орудия. Взвод должен был отсечь пехоту от танков и остановить ее.
Ведя огонь на ходу, танки быстро приближались к зданиям, Следом за ними бежали автоматчики. По танкам открыли огонь прямой наводкой орудия, находившиеся вблизи кирхи. Один из танков был сразу же подбит, но два других продолжали движение, ведя огневой бой с артиллеристами.

В это время автоматчики и пулеметчики открыли огонь по фашистской пехоте, почти вплотную подошедшей к дому. Особенно большой урон атакующим наносил пулемет, расположенный вблизи канавы. Его позиция оказалась столь удобной, что позволяла пулеметчику стрелять во фланг гитлеровцев вдоль всей их цепи, буквально отрезая пехоту от танков. Атакующие залегли, но их положение было крайне невыгодным, из развалин дома, особенно со второго этажа, хорошо просматривалась и простреливалась вся цепь. Гитлеровцы начали отползать назад.

Прикрывая их отход, по дому открыло огонь орудие, стрелявшее прямой наводкой. Командир взвода приказал всем спуститься на первый этаж и приготовиться к отражению новой атаки.

Гитлеровцы возобновили атаку. Они во что бы то ни стало, хотели соединиться с танками, которые, укрывшись за развалинами, продолжали вести огонь по нашим противотанковым орудиям. Однако, едва цепь фашистской пехоты поднялась, как по ней снова ударили автоматчики взвода и пулемет, по-прежнему стоявший вблизи канавы. Действенную помощь огнем оказал и сосед справа. Атака была отбита.

Видя, что пехоте не прорваться вслед за ними через рубеж обороны, гитлеровские танкисты начали пятиться назад. Но стоило им выйти на открытое место, как вскоре оба танка оказались подбитыми. Группа фашистской пехоты попыталась прийти на помощь экипажам подбитых танков, прорвавшись в Нойхоф по канаве, однако пулеметчик и автоматчик, находившиеся на выдвинутой вперед позиции, встретили пехоту метким огнем. Понеся потери, противник отступил и на этот раз.

Успех боя был достигнут потому, что командир взвода принял верное решение: во что бы то ни стало отсечь пехоту от танков и отразить ее атаку. Кроме того, он своевременно и быстро осуществлял маневр огнем, противник простреливался и с фронта, и с фланга, и даже как бы сверху, когда подходил на близкое расстояние, .

Танковый взвод в обороне населенного пункта (Схема 41)

Зимой 1943 г. наши части вели упорные бои с окруженными частями фельдмаршала Паулюса, шаг за шагом сжимая кольцо окружения В этих боях принимал участие танковый взвод, входивший в состав 290-го танкового батальона 99-й танковой бригады.

14 января командир танкового взвода получил приказ во взаимодействии со стрелками атаковать хутор Степной, уничтожить находившихся там гитлеровцев и удерживать его до подхода главных сил стрелкового батальона. Командир был предупрежден о том что фашисты будут пытаться любой ценой вернуть хутор, так как через него проходит единственно доступная для автомобилей дорога на этом участке фронта.

- Если вам внезапно, под покровом темноты, удастся овладеть хутором, то это будет наиболее легкая часть дела, - напомнил командир роты. - Удержать хутор будет куда труднее.

Командир роты оказался прав. Ночью, в метель, посадив часть стрелков на броню танков, командир взвода внезапно ворвался в хутор, овладел им после короткого боя, но уже через каких-либо полчаса немцы предприняли первую контратаку. Причем контратаковали они одновременно и с запада, и с востока. Чтобы не распылять сил взвода, командир укрыл танки за кирпичными развалинами совхозных коровников, а стрелкам приказал прикрыть взвод с тыла, не дать возможности гитлеровским автоматчикам незаметно приблизиться к танкам.

Фашисты контратаковали силою до пехотной роты при поддержке пяти танков. В распоряжении командира взвода имелось три танка Т-34 и 12 автоматчиков.

- Первым стреляю я! - отдал приказ командир взвода. Танкисты поняли, что этим он даст сигнал к открытию огня. А командир взвода решил заманить гитлеровские танки поближе, будучи уверен, что атакующие не видят, где находятся танки его взвода - развалины надежно маскировали их.

Гитлеровские танки медленно двигались по снежной целине, ведя за собой пехоту. Метель прекратилась, и нашим танкистам стали хорошо видны фигуры вражеских автоматчиков, с трудом поспевавших за танками. Огня контратакующие не открывали.

Чувствовалось, что с боеприпасами у них было туго, что обещанный Герингом "воздушный мост" рухнул до своего создания.
- Ну ползите же, ползите, - шептал командир взвода, внимательно следя в прицел за ближайшим танком. - "Еще метр, еще, еще..."

Когда командир убедился, что фашист уже ни за что не "сорвется" с угольника его прицела, он нажал на спуск. На броне вражеского танка сверкнула ослепительная вспышка, он завертелся на месте, а рядом с ним вдруг сразу же вспыхнул другой танк. Его подбил наводчик орудия второго танка.

Огрызаясь выстрелами, гитлеровские танки начали пятиться в балку, пехота "залегла, прижатая к земле пулеметным огнем. Чтобы спасти ее, гитлеровцы применили минометы. Впереди танков начала вздыматься черная стена разрывов, по броне застучали осколки. Танкисты прекратили огонь. Внезапно наступила тишина. Командир взвода понял, что гитлеровцы готовятся к новой контратаке. На этот раз на внезапность нечего было рассчитывать, и командир решил несколько изменить боевой порядок взвода.

Собрав командиров танков, он сказал:

- Новую контратаку немцы, скорее всего, начнут после огневого налета. С первыми же выстрелами правому экипажу переместиться к силосной башне, левому - поставить свой танк за развалины крайней хаты. Я останусь на прежнем месте. Первыми огонь открывайте вы.

Командир взвода не ошибся. После короткого огневого налета гитлеровцы предприняли очередную контратаку. Но на этот раз их танки двигались не прямо на позицию взвода, а брали ее в клещи, обойдя развалины коровников по лощине. Одновременно с этим группа их пехоты атаковала позицию взвода с тыла. В бой вступили наши автоматчики, не подпуская противника к танкам.

Первым открыл огонь экипаж, танк которого находился за силосной башней. Несколькими выстрелами он подбил один из фашистских танков, но вскоре и наш танк получил повреждение: вражеский снаряд заклинил его башню. Экипаж левого танка в это время вел огневой бой с фашистским танком, пытавшимся вместе с пехотой прорваться в хутор на левом фланге. Положение у наших танкистов было трудным: пламя горящего вражеского танка ослепляло стреляющих, мешало им вести прицельный огонь.

Видя, что экипаж у силосной башни прекратил стрельбу, командир взвода приказал своему механику-водителю вести машину к силосной башне, к которой вплотную приблизились вражеские танки и пехота. Ведя огонь на ходу, командир взвода заставил фашистов повернуть назад и вновь скрыться в лощине. Туда же уполз и правофланговый гитлеровский танк. И эта контратака была отражена, танкисты удержали позиции до подхода главных сил мотострелкового батальона, уничтожив при этом три танка и более 20 гитлеровцев.

Смелость, точный расчет на внезапность, умелое использование времени суток и местных условий, своевременный маневр огнем и гусеницами позволили воинам взвода выйти победителями в этом неравном поединке.

Танковый взвод в засаде (Схема 45)

В январские дни 1945 г. одно из наших танковых соединений, завершив окружение восточно-прусской группировки гитлеровских войск, в течение нескольких суток вело упорные бои с противником, пытавшимся прорвать кольцо окружения и соединиться с деблокирующими частями.

В ходе этих боев нашей разведкой было установлено, что к востоку от населенного пункта Шамшизмшен противник начал группировать пехоту, танки и штурмовые орудия в целях перехода в наступление в направлении на Пликен. Не трудно было догадаться, что гитлеровцы решили прорваться на запад именно здесь.

Чтобы не дать возможности противнику осуществить свой замысел, наше командование решило усилить поредевшие подразделения оборонявшейся здесь мотострелковой бригады, входившей в танковое соединение, танками и артиллерией.
На усиление мотострелков был направлен танковый взвод. На одном из этапов боя взвод получил задачу, действуя из засады на северной опушке рощи "Дубовая", не допустить прорыва танков противника вдоль дороги, ведущей от Шамшизмшен на юго-запад. Взводу были назначены основная полоса огня: справа - северо-восточная опушка рощи "Дубовая", юго-восточная окраина Шамшизмшен, слева - северо-западная опушка рощи "Дубовая", южная опушка рощи "Длинная" - и дополнительная: справа - северо-восточная опушка рощи "Дубовая", юго-западная опушка рощи "Кривая", слева - правая граница основной полосы огня.

Взводу предстояло взаимодействовать с одной из мотострелковых рот, непосредственно оборонявших Пликен. Для обеспечения действий танкистов и охранения их от внезапного нападения истребителей танков противника взводу выделялись два отделения автоматчиков.

После получения задачи и уяснения ее командир танкового взвода прибыл на северо-восточную окраину Пликен, где информировал командира мотострелковой роты о полученной им задаче, ознакомился с обстановкой, организацией обороны роты и построением ее боевого порядка. В процессе рекогносцировки командир взвода тщательно оценил обстановку и принял решение расположить свои танки на северной опушке рощи "Дубовая" с тем, чтобы при попытке гитлеровцев прорваться на юго-запад уничтожить их огнем в районе ориентиров 1 - 4.

Выбирая место для засады, командир взвода руководствовался тем, что главным направлением, на котором вероятнее всего будет наступать противник, является направление вдоль шоссейной дороги, поэтому танки удобнее всего располагать на северной опушке рощи "Дубовая". 3-аняв эту позицию, взвод будет иметь возможность простреливать фланговым огнем боевые порядки противника при его движении на Пликен или же наносить удары па бортам его танков при наступлении их вдоль шоссе.

При организации взаимодействия с командиром мотострелковой роты главное внимание командир обратил на согласование боевых усилий танков и пехоты на случай контратаки взвода в направлении ориентира 4, а также на установление порядка открытия и ведения огня по наступающим.

В районе огневых позиций, куда командир взвода прибыл сразу же после рекогносцировки, он организовал наблюдение, поставил боевые задачи командирам танков и указал огневые позиции каждому экипажу. После этого танкисты приступили к отрывке окопов и их тщательной маскировке.

Организуя огонь взвода, командир выбрал ориентиры, измерил до них расстояния, подготовил данные для ведения огня в заданных направлениях, назначил сигналы открытия и прекращения огня. Все эти меры, как показал впоследствии ход боя, обеспечили внезапность и точность огня по танкодесантной группе противника и не позволили ей своевременно развернуться в боевой порядок.

Едва сгустились быстрые зимние сумерки, как взвод сразу же двинулся на северную опушку рощи "Дубовая", стремясь быстрее занять огневую позицию. В темноте танкисты долбили ломами и кирками землю, сантиметр за сантиметром углубляя котлованы. К рассвету все работы были закончены; отрыты и замаскированы окопы. Никакого движения в районе огневых позиций противник заметить не мог.

Около 10 часов утра противник открыл по району Пликен сильный артиллерийский огонь. В течение 15 минут над нашими позициями бушевали огненные вихри, а когда огонь утих, из района Шамшизмшен показалась танкодесантная группа противника. Bee составе были танк "тигр" и два штурмовых орудия. На каждой машине сидели автоматчики. Танки, очевидно составлявшие разведывательную группу, двигались по дороге на Пликен, подставив свои борта под огонь пушек танкового взвода.

Продвинувшись на несколько сот метров, гитлеровцы открыли стрельбу из пушек и пулеметов, надеясь вызвать ответный огонь, но командир танкового взвода разгадал этот замысел противника и не подавал команды. Еще накануне они с командиром роты договорились, что не дадут противнику возможности разгадать их систему огня, не будут обнаруживать себя до тех пор, пока гитлеровцы не приблизятся к нашим танкам на расстояние прямого выстрела.

Так и не вызвав ответного огня, танкодесантная группа противника приблизилась к ориентиру 4. Этого и ждали наши танкисты. Командир взвода быстро подал команду, и весь взвод открыл огонь по "тигру", стремясь прежде всего поразить его. По броне фашистского танка застучали снаряды, и вскоре он, густо задымив, замер на дороге. Уничтожив самую опасную цель, танкисты по команде командира взвода открыли огонь по самоходкам. Одна из них загорелась, другая начала медленно отползать в лес, прикрывая собой автоматчиков, но тут в бой вступили наши мотострелки, и вскоре большая часть группы была уничтожена. От метких выстрелов танкистов очень скоро загорелась и вторая самоходка.

Разгромив танкодесантную группу гитлеровцев, взвод тотчас же отошел на запасную позицию, и артиллерийский огонь противника, открытый им по району действий взвода, пришелся по пустому месту.

Грамотная оценка местности, правильная организация огня, умелое и четкое управление им со стороны командира танкового взвода позволили его танкистам одержать победу в бою, быстро и без потерь разгромить танкодесантную группу фашистов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В годы Великой Отечественной войны Советская Армия приобрела большой и разносторонний опыт ведения боевых действий. Этот опыт представляет для нас огромную ценность не только для дальнейшего развития тактики, но и для качественного обучения и воспитания нынешних солдат и офицеров ведению успешных боевых действий в современных условиях.

Помещенные в Сборнике примеры боевых действий стрелковых и танковых взводов наглядно свидетельствуют о том, что успех в бою всегда сопутствует тому, кто обладает высокими морально-боевыми качествами, тщательно учитывает все особенности обстановки и грамотно организует бой, проявляет разумную инициативу, решительность, смелость, военную хитрость и внезапность. Некоторые примеры показывают, насколько важно в бою умело н скрытно совершать маневр, четко ставить боевые задачи подчиненным и полностью использовать огневые возможности образцов вооружения, которыми оснастила армию наша Родина.

Опыт прошлой войны наглядно показывает, что чем четче и грамотнее организовывает бой командир, тем меньшими потерями достигается победа.

Используя описанные в Сборнике боевые примеры, необходимо однако помнить, что ныне наша армия оснащена новой совершенной боевой техникой и вооружением, значительно более мощными, чем в период Великой Отечественной войны. Следовательно, механическое и некритическое использование в современных условиях приемов и способов ведения боя прошлой войны может принести больше вреда, чем пользы. Поэтому, используя описанные примеры в процессе обучения, надо обязательно показать, в каких условиях, с каким вооружением велись боевые действия и почему именно эти способы и приемы надо было применить в тот период. Критическое, аналитическое отношение к боевым примерам позволит не только воспитывать на опыте героического прошлого, не и даст возможность всемерно развивать тактическое мышление командиров, что является непременным условием победы в современной войне.


All Rights Reserved © 2002-2004
контент и поддержка: redtanks@bos.ru
концепция дизайна: redtanks@bos.ru



<< >> << >> << >>